Блоги на городском портале Vishime.ru
русское радио

Лучшие сообщения

Сообщения, отмеченные автором, как лучшие

Архив по месяцам

Сообщения блога за любой месяц или день


«   Февраль 2018   »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        
Стихи, поэзия родного края,творчество и т.д.

Код Максимыч такой забил в детстве...

f5644567f8ebde99b327f972b09269fd.jpg


Человек был действительно редкий,
Он, как золото, стоил того:
- Стар и мал называли Директор
И Максимычем звали его.

Он имел, будто солнце, улыбку.
Никогда он не жаловал крик.
Вспоминавший родной Новозыбков, -
Знали все, что он брянский мужик.

Не скрывал, - малолетним мальчишкой
Поварился он в страшном огне:
- Был три года в неволе фашисткой,
А отец был убит на войне.

Говоря о тогдашней житухе,
Когда с горем дружила беда.
Признавался: - Присутствие духа,
Я, как честь, не терял никогда!

Свою жизнь он поступками мерил,
Твердо к цели намеченной шел:
- Стану горным, - решил , - инженером
И на шахту работать пошел.

Как матрос, заимел он походку.
Досконально в профессию вник:
- Он с бригадою делал проходку,
Потому что он был подрывник!

Шел по лезвию вроде сапера,
Когда рушатся тонны земли…
Но случилось несчастье… на «скорой»
Из забоя его увезли.

Вспоминал он: - Очнулся в дороге
Забинтован, все руки в крови!
И, как спички, поломаны ноги…
Я был рад, что меня извлекли!

На Судьбу не держал он обиду
Философствовал: - Судьба есть Судьба!
Врач сказал, будешь , мол инвалидом
И услышал в ответ: - Никогда!

Вот такой у меня был наставник,
Утверждал, что в характере суть.
Повторял мой Учитель, что главным,
Навсегда лишь останется труд.

Код Максимыч забил такой в детстве,
Я навек благодарен ему:
- Что в глуши он сумел деревенской,
Ключ к сердечку найти моему.

25.02.2018.

На снимке: Поцепаев Дмитрий Максимович, директор Неволинской восьмилетней школы.

Ах, юность! Ах, запах черемух!

5f332f5b06f5653f8e201e9b86d39a70.jpg


Мы связаны с тем, что промчалось
Ушло безвозвратно во тьму…
Как пелось когда – то, мечталось:
- Забыть невозможно весну!

Душа загоралась, как порох,
Светилась поярче луны:
- Ах, юность! Ах, запах черемух!
Любили и в нас влюблены.

Эмоции были до неба
Бурлила в овраге вода:
- Как жаль, оценили все это
Спустя почему – то года?

У чувств кладовая есть - память!
В глубинах своих и и пластах
Сумела сберечь она пламя
Черемухи белой в кустах.

Остался рубеж неизменным,
Влюбленностей первых пора:
- Ах, юность! Ах, чудное время!
Кругом - атмосфера добра!

О ней вспоминаем все чаще:
- Век прошлый был строг и суров! -
Цветы были символом счастья:
- Была настоящей Любовь!

Фото из Интернета

Пугач

3c009f250f4ec384a00ae4417a91be49.jpg


Часто вспоминаю свое босоногое детство.
Самый яркий отрезок жизни, наполненный радостью, светом, добротой.
Родился и рос в небольшой сибирской деревне Тимохино.
Можно смело сказать, что деревня была пограничная.
В нашей округе Ишимский район соседствовал с Абатским районом.
Мое детство совпало с бурными хрущевскими реформами, когда по указке сверху начали укрупнять хозяйства.
Я захватил еще эпоху керосиновых ламп.
Потом непродолжительное время электроэнергию вырабатывал дизель.
И наконец, деревня была подключена к единой энергосистеме и в домах круглосуточно могли гореть электрические лампочки.
Сейчас много говорят и пишут о воспитании детей.
Об агрессивности подрастающего поколения.
О том, что живое общение дети променяли на виртуальное пространство.
В школах появились охранники. Установлены видеокамеры.
Теперь любая детская шалость осуждается.
Завидую ли я нынешним детям? Нет, не завидую.
Они даже играют под руководством аниматоров.
Мы себе игры придумывали сами.
А их было немало. Чижик, лапта, городки, футбол.
В «войну» играли круглые сутки.
Постоянно изготавливали, луки, стрелы, мечи.
Предметом особой гордости у тимохинской детворы были самодельные пугачи.
Обычно донышко расплющенной медной трубки(снимали их с тракторов) заливали расплавленным свинцом, чтобы оно было ровным и при ударе загнутого буквой "Г" гвоздя о взрывчатую смесь, взятую от спичечных головок, получался плотный контакт и, соответственно выстрел без осечки.
Большим авторитетом среди нас пользовался Володя Семейников.
Мы его иногда в шутку называли «главным оружейником».
Он свои пугачи каждый день совершенствовал.
Что – то постоянно пилил, укорачивал, подгонял, уплотнял.
Я хорошо запомнил тот день, когда наш старший товарищ, вместо того, чтобы расплавить и залить в трубочку свинец, подобрал точно по диаметру дробину и впрессовал ее в горловину трубочки (ствола) своего пугача.
А перед тем как впрессовать эту дробину, он попробовал зарядить пугач.
Стрельнул, а пугач не бабахает.
Володя и решил дробину впрессовать , чтоб донышко у ствола выровнять.
Развели костер.
Володя стал держать свой пугач над самым жарким языком пламени.
Мы гурьбой столпились у костра.
Ждем, чем закончится очередной Володин эксперимент.
Мы – это Сережка Фирулев, его брат Алешка, Валерка Семейников и я.
Вдруг раздается грохот.
Валерка Семейников, стоявший рядом со мной, тут же вскрикивает от боли и хватается за руку.
Выясняем, что это выстрелил Володин пугач той запрессованной дробиной (ведь перед тем как запрессовать дробину он попробовал его зарядить, но выстрела не получилось и "порох" остался в стволе.
После запрессовки дробины получилась заряженная мини-пушка, вот она и выстрелила).
Дробина попала Валерке в тыльную сторону ладони где-то рядом с началом фаланг указательного и среднего пальца и прошла под кожей почти до запястья.
Так с этой дробиной Валерка и жил до своих 30 лет.
Происходило это все за огородом дома Фирулевых.
На этом месте раньше был конный двор.
От него остались только кучи перегноя.
Как правило весной, на кучах появлялось много шампиньонов.
Мы-то местные их просто пинали, а потом начали появляться "продвинутые" городские (естественно наши же земляки, которые в город уехали на ПМЖ).
Они пытались объяснить нам темноте, что это тоже грибы и тоже очень даже съедобные.
Собирали на наших глазах шампиньоны.
Жарили грибы на сковороде, уплетали их за обе щёки, а мы нос воротили.
- Еще не хватало грибы, выросшие на навозных кучах есть, - говорили деревенские.
- Когда в лесу полно и сухих, и сырых, и обабков, и подосиновиков, и опят, и волнушек, и рыжиков и маслят.
Кстати, их тоже долго не хотели признавать нормальными грибами(тоже "городские" вмешались и убедили собирать на засолку.
Интересное время было.
Жизнь не стояла на месте.
Она, как бурный весенний поток нашей речушки Китерни, несла меня и товарищей в океан, под названием Судьба.

Рассказ записан со слов Сергея Калугина

Обыкновенные герои. Татьяна Гайдук

Обыкновенные герои: «Я не говорил родителям, что служу в Афганистане»


Ежегодно в нашей стране 15 февраля отмечается День вывода советских войск из Афганистана. В этот день мы восхваляем подвиг наших воинов и чтим память тех, кто навсегда остался на поле боя.
В этом году исполняется 29 лет с тех пор, когда советских мальчишек перестали посылать на службу в Афганистан. Время идет неумолимо быстро, только вот события не стираются из памяти участников. Одним из тех, кто видел все ужасы войны собственными глазами, стал житель Асекеевского района, Юрий Кульбачный.
— Юрий Александрович, вернемся к событиям тех далеких лет. Вы получили повестку, вас призвали в мотострелковые войска. Как случилось, что вы попали в Афганистан?
— Я сам написал рапорт о том, что хочу проходить службу именно там. В родных войсках меня хотели сделать поваром. Мне такая перспектива не очень понравилась. К тому же, всех моих друзей забирали именно туда. Поэтому я даже не сомневался ни секунды.
— За столь короткий срок вы обзавелись настолько дорогими друзьями?
— На самом деле, я не сразу почувствовал то, что я попал в армию. Вместе со мной призвалось очень много моих друзей. В основном, это были те, с кем я учился в ДОСААФе.
— Наверное, самое сложное в такой ситуации – это сообщить родителям. Как вы сказали маме, что её сын решил поставить свою жизнь под удар?
— Я ничего не сказал. Просто уехал и все. Весь год родители думали, что я служу в мотострелковых войсках в родной стране. А потом им пришло благодарственное письмо, ну и пришлось признаться. Написал письмо. Они, конечно, были шокированы.
Если бы представилась возможность вернуться в прошлое, изменили бы свое решение ехать в места боевых сражений?
— Однозначно нет. Это был мой осознанный выбор, мой гражданский долг. Если бы я попал в прошлое, я бы снова пошел и написал рапорт.
— Есть какое-то воспоминание с тех времен, которое вы пронесете через всю жизнь?
Да, есть. Мы были в горах. Начался сильный камнепад. Со мной рядом был мой друг Юрка Горб. Пара секунд и его не стало. Камень, проскочив в двух сантиметрах от меня, попал ему прямо в голову. Много было потерь. Но дружба, которая началась там, не закончится никогда. И память о тех, кто не вернулся, будет всегда с нами.
— Вы говорите, дружба не заканчивается. Значит, связь с сослуживцами вы поддерживаете до сих пор?
— Конечно. С теми, кто далеко, мы созваниваемся. Это нерушимое правило. Есть и те, кто живет рядом. С ними стараемся видеться как можно чаще. Например, Юнус Булатов. Он живет недалеко от меня, в Султангулово. Видимся довольно часто.
— Так сплотились за два года?
— За два с половиной. Мы пробыли в Афганистане больше положенного. Нам не успели вовремя прислать замену, поэтому нас оставили на несколько месяцев. Да и были мы в таком месте, где не сплотиться невозможно. Вдалеке от Родины, от близких, под постоянной угрозой. Мы стали друг другу братьями.
Биография
Юрий Александрович родился 11 июня 1965 года в маленьком поселке Мокродол, где и живет по сей день. В 1984 ему пришла повестка, призвался в ряды мотострелковых войск. Основную службу он проходил в 191-го Нарвского Краснознамённого ордена Александра Невского мотострелкового полка, дислоцирующегося в Газни. На сегодняшний день Юрий занимает должность Председателя совета ветеранов по Юдинскому МО, также он член правления организации инвалидов в Асекеевском районе. В его наградном списке медали: «Воинская доблесть», «За боевые заслуги», «За ратную доблесть», «За верность Отчизне», «70 лет Вооружённых Сил СССР», «20 лет вывода советский войск из Афганистана», «25 лет вывода советских войск из Афганистана», «От благодарного Афганского народа». Юрий Александрович вложил много сил в формирование патриотической позиции молодежи Асекеевского района.

Татьяна Гайдук
Фото из личного архива Юрия Кульбачного

Источник: Газета "Оренбургская неделя", 14 февраля 2018 года

Сапоги

5ab456a819e5fdaa74805132174bbaad.jpg


Армия. Школа жизни. Так иногда о ней говорят и пишут. Это определение не лишено основания, так как попав с «гражданки» в солдатскую казарму, где каждый день расписан по минутам, начинаешь по иному относиться к себе и своим новым товарищам.
После траурного митинга, посвященного похоронам Л.И. Брежнева, нас завели в гарнизонный клуб, огромное здание из бетона и стекла, где в зрительном зале и фойе стояли и сидели призывники. Мне сразу же бросилось в глаза, что среди них подавляющее большинство было азиатской внешности. Был еще Советский Союз и в армию призывали из всех краев необъятной страны.
Вскоре нас распределили по военной специальности , и я попал в 25 полк, 7-я учебная рота на мех/вод БМП-1 , а мой близкий земляк, Шелягин Миша, в 6 –ю учебную роту.
Построили, повели по своим подразделениям , завели в роту, потом в Ленинскую комнату, в которой замполит Грачёв прочитал нам лекцию о политических событиях в мире.

Нас распределили по взводам , я попал во 2 – й взвод .Потихоньку мы все познакомились и начали узнавать друг друга.
Из – за нерасторопности армейских интендантов неожиданно возникла непредвиденная проблема. Нас не как не могли переодеть в военную форму , её не успевали подвозить ,такой был наплыв новобранцев , и мы ходили по роте как партизаны, кто в чём .
Прибывших раньше нас переодели , начали потихоньку приучать к военной службе , ставили их в наряд по роте.
Стало холодать, а у меня шапки нет, голова на улице мерзнет. Мои сослуживцы выглядели не лучшим образом.
Заметив это безобразие , командир роты Смирнов написал записку старшему прапорщику Порывайко ,заведущему вещевым складом, который внешним видом напоминал героя известного сериала Шматко.
Смирнов подозвал к себе сержанта Гнедышева , дал ему приказ немедленно вести всю партизанскую команду на вещевой склад , чтобы там нам выдали гражданскую одежду, пока нет военной, и мы не подхватили простудное заболевание.
Мне досталась старая кожаная шапка , я всё равно был рад , хотя она была и неприглядная на вид.

Прошло пару дней а может и больше , а военную форму нам никак не могут выдать , так и ходим по роте как неприкаянные .
Наконец настал тот день , поступила команда всех в гражданке немедленно переодеть в военную форму .
Переоделись и не можем друг друга узнать , все как на одно лицо.
Вскоре по именам и окрикам разобрались , кто есть кто .
Сержант Гнедышев повёл нас в баню. Пришли, разделись , разложив всю свою новенькую форму на длинной лавке и поставив сапоги рядом с ней .Сержант Гнедышев назначил старшего из нашего брата для охраны вещей .
Он уже служил второй год и был в курсе , что могут украсть что – нибудь из обмундирования. Помывшись по душем и получив нижнее бельё , мы стали одеваться .
Подхожу к лавке. Смотрю, форма лежит на месте, а сапоги исчезли.
- Товарищ сержант, - обращаюсь к Гнедышеву, - у меня сапоги украли.
- В армии нет слова украли, - отвечает мне рассерженный Гнедышев, - ты их прошляпил.
- А я то думал, кого сегодня в наряд дневальным по роте поставит , - немного помолчав, сказал сержант. - Одного человека не хватало. Вот ты и заступишь в наряд курсант Болдырев.
Построив взвод, сержант Гнедышев обратился ко мне: - Сиди и жди ,я сейчас служивых уведу в роту и принесу тебе сапоги из каптёрки
Устроился я удобно на деревянной на лавке , обмотав ноги портянками. Сижу, размышляю.
Мои мысли перенеслись в родные края.
- Как было хорошо на « гражданке», - думал я . - Никто тобой не командует . Куда хочешь, туда и идёшь . Как там мои родные , они ведь еще не знают ,куда забросила меня судьбинушка .
Слышу, скрипнула дверь .
- Неужели сержант Гнедышев мне так быстро другие сапоги отыскал? – подумал я.
Через секунду перед моим взором возник молодой незнакомый человек с сержантскими погонами. Почему – то я сразу определил, что это работник штабной канцелярии. Форма наглажена, но не новая , сапоги начищены до блеска .
Сержант сверху вниз посмотрел на меня , а я первым делом обратил внимание на его сапоги.
Вошедший по моему внешнему виду сразу же определил, что я салага, а я же подумал, что его нога точно такая же, как у меня.
Сержант пошёл дальше в глубь раздевалки, насвистывая какую -то веселую мелодия и слегка улыбаясь .
Разделся . Обмундирование сложил на лавку и поставил сапоги рядом ,как положено по Уставу. Вскоре, слышу, зажурчала вода .
- Мойся, мойся, товарищ сержант , - про себя говорю я, - пока я твои сапожки примеряю.
Чужие сапоги оказались точно по моей ноге. Уютные, мягкие. Не то, что мои грубые керзачи.
Я радостный, бегом кинулся к дверям и чуть не сшиб с ног Гнедышева .
Увидев меня в сапогах, он от удивления аж глаза округлил.
- Где взял ? - шепотом спросил меня Гнедышев.
Я молча кивнул взглядом на вещи сержанта.
- Давай быстрей положи ему сапоги, которые я принёс тебе из роты,- заговорщеским тоном произнес Гнедышев. – И возвращайся немедленно в роту.
Сказав это, мой командир исчез, как сквозь землю провалился.
Сапоги, принесенные мне сержантом Гнедышевым, не выдерживали никакой критики. С боков дыры , каблуки сношены , все потресканы ,где он только их откопал
Пусть простит меня тот штабной сержант, которого я поставил в неловкое положение.
Мне тоже было несладко остаться без сапог и попасть не в милость сержанту.
Я представил себе , как помывшись, пришёл сержант в раздевалку и глазам своим не поверил. Нет салаги, и сапоги каким то макаром приобрели не тот фасон .
Досвистелся товарищ штабной работник . Ох, и было наверное смеху, когда он появился в своём расположении .
А в наряд меня всё- таки поставили . Сапоги мои обменяли на другие ,похуже.
Они приглянулись замкомвзвода Уварову .Так началась моя армейская служба.

На снимке: Потехин Василий и Александр Болдырев. Фото из архива Александра Болдырева, автора повествования.

Листаю дембельский альбом...

7ca3e3f71db5dd6b9d6658bd27be1f47.jpg


Листаю дембельский альбом
Перебираю фотки...
На снимке вижу я одном:
- Стоим мы первогодки!

Прощай, далекий Чебаркуль!
Учебка за плечами:
- Проделали огромный путь
И в ГДР примчались.

Учебка - это путь побед!
Иначе тут не скажешь:
- Курсант - Демьяненко Олег
И Мушкин - наш товарищ!

Еще - единая семья
Пролита много пота:
- Южноуральские края
Сменили на Европу.

Уже мы в службе знаем толк!
Мы в армии полгода:
- Покинули учебный полк
Я вспомнил, глянув фото.

23.02.2018.

На снимке: Александр Болдырев, Олег Демьяненко, Олег Мушкин. Фото из архива Александра Болдырева, рассказ которого стал поводом для написания стихотворения.

Я двадцать третье отмечаю...

В моей душе сегодня трепет,
Как от советского кино:
- С великой датой, двадцать третьим
Я породнен давным – давно.

Надежный код, забита в нервы,
Ее я выражу строкой:
- Под Кандалакшей в сорок первом
Отец свой принял грозный бой.

Сражался храбро дядя Гриша,
А также мамкин брат Егор:
- Когда про двадцать третье слышу,
Их вспоминаю до сих пор.

Стал дядя Гриша ветераном,
Егора очень жалко мне:
- В сорок втором смертельно ранен,
Навек остался на войне.

За боевую родню гордый,
Характер каждого – пожар:
- Когда – то сам носил погоны
И был я в звании сержант.

Неповторимая страница,
В судьбе моей – ярчайший след:
- Друзей армейских помню лица
И нынче всем я шлю привет!

Всех, кто служил, я уважаю:
- Навек сроднил пехотный полк!
Я двадцать третье отмечаю,
Чту слово молодости «долг».

23.02.2018.

С Днем Рождения, Володя Семейников!

3d319bcadf392f5e3fd4474d4ca9201b.jpg


Проводит лето в огороде,
Имеет он земли гектар:
- Мой друг, Семейников Володя,
Характер у него пожар.

Он из деревни по соседству
И как о нем тут не пиши:
- Его я лично знаю с детства,
Весь состоит он из души.

Нет в нем ни корысти, ни злости,
Володю славит Мегион:
- Наперебой зовут все в гости,
В руках всегда поет гармонь.

Имеет он свою походку,
А голос у него алмаз:
- Недаром вдовы и молодки
Восторженных не сводят глаз.

Он остроумен в разговорах,
Про земляка такой рассказ:
- Володя вспыхивает, как порох,
Бабахает когда - фугас.

Волшебным обладает даром,
Будто Сибирь, земляк широк:
- Я никогда не буду старым, -
Мне сообщил вчера дружок.

Такое принял он решение,
Достигнет цели он своей:
- Я часто плаваю в бассейне! -
Вот лейтмотив его речей.

Желаю счастья аж до неба,
Друзьями был всегда богат!
- Стал День Рождения твой победа,
Я за тебя, дружище, рад!

23.02.2018.

На снимке: Володя Семейников в кругу друзей.

В советской армии. Рассказ Олега Дребезгова

cd73202e83124a43e878288c351a6f71.jpg



Не завидую я нынешним призывникам. Служат они вблизи от дома, у мамки на огороде, как шутили мы когда-то. Прослужит солдатик год, только научится правильно ремешок застёгивать, а уж и дембель в дверь стучит.

Впечатлений от такой короткой службы никаких. Двенадцать месяцев подряд знакомый пейзаж – что из окон родительского дома, что из окон казармы. Ельник да березник, жухлая трава.

Меня к месту службы везли неделю. Через всю Россию прошёл мой воинский эшелон. Остановился он лишь в славном городе Баку – столице советского Азербайджана.

На привокзальной площади нас не окружили, а роем облепили крикливые азербайджанские мальчишки. Они произносили одно лишь слово: «Дай!» Но что можно было взять с нас, оборванцев, облачённых в стёганые телогрейки и резиновые сапоги? Кто-то из нас догадался достать из чемодана блестящую металлическую мыльницу, и она вмиг растворилась в руках юных черноголовых побирушек. И стали мы извлекать футляры с бритвенными станками, зубными щётками, махровые полотенца. И всё разбиралось влёт, нарасхват.

– Господи, – вслух запричитал я, – куда же нас, бедолаг, занесло?

До сих пор не могу взять в толк, отчего так неистово падка восточная детвора на всё блестящее и дармовое.

Служил я в авиационных войсках. Местное население, мягко говоря, недолюбливало военных. И не потому, что для азербайджанцев мы были инородцами и иноверцами. Вместе со мной служили мусульмане – туркмены, узбеки, казахи, дагестанцы. Наш военный аэродром занимал пространство, равное небольшому городку. В окрестных аулах небогатый по кавказским меркам народ владел в основном овцами. А баранов пасти было негде. Всё предгорье занимали взлётно-посадочные полосы. Денно и нощно отгоняли мы овец от аэродрома. В непомерную жару и под мерзкий шелест ползучих гадов. Наглых заблудших овечек загоняли в ангары и выдавали азербайджанцам за мзду – сигареты и вино местного разлива. Вот почему в самоволку никто из нас ходить не осмеливался. Да и аулы были дикими. Ни девчонок тебе, ни кафешки, ни колеса обозрения.

Словом, солдатский досуг был однообразным и по-монашески целомудренным и кротким. Поэтическая моя натура жаждала впечатлений, но всякий раз, когда я уходил на охрану аэродрома от овец, на мысль приходила перефразированная мною есенинская строчка из «Персидских мотивов»: «Шугану я тебя, шугану».

Год службы пролетел незаметно для тех, кто не служил. И стала меня прямо-таки одолевать тоска по далёкой родине. Но солдат в роте недоставало, и в отпуск на родину уходили только по тревожным телеграммам из дому. Мои старики, слава богу, оставались живыми и здоровыми.

Вот тогда-то я и решил проявить инициативу, которая ни при каких обстоятельствах не осталась бы незамеченной высоким воинским начальством. На комсомольском собрании роты я, искренне сожалея, заявил, что два года службы в армии для солдат продолжают оставаться сроком отбывания. А служить надо так, чтобы память о каждом из нас сохранялась в военном гарнизоне как минимум на полстолетия. Старики настороженно переглянулись. Никто из них не хотел переслуживать. Батальонный комсорг из офицеров, жаждущих карьеры любой ценой, вытянул худую, как макаронина, шею.

– Ну, – промычал он вожделенно.

– Давайте посадим аллею дружбы, – продолжил я. – Братья туркмены попросят, чтобы им прислали саженцы местных деревьев, дагестанцы посадят свои саженцы. Я живу в Тюменской области. Отпустите меня на родину – и привезу я берёзку. В окружную газету про это напишем, фотографию пошлём. Почин получится на весь Закавказский военный округ. Товарища лейтенанта, как комсорга части, сразу в капитаны произведут или в политотдел округа переведут.

Осенью закипела работа. Курбангельды Сапырмурадову из туркменского города Мары родственники привезли саженцы алычи. Благо, от Шамхора до Мары – как от Казанского до Тюмени. Служил у нас аварец Мамед Магомедов. Он из дома в нашу часть на «Волге» служить приехал. Машину у казармы поставил. Строем не ходил, овец от взлётной полосы не шугал. Согласился служить каптернамусом, а потом в столовой определился. Там и ночевал. Так вот он, ради славы, съездил на «Волге» домой в Дербент и личными руками выкопал деревцо, название которого на русский язык не переводится. Привёз Магомед саженец и посадил его в шамхорскую землю. Я уж было и чемодан стал собирать в дальнюю дорогу домой. А ночью на дежурстве застукал меня капитан Звягинцев склонённым над створкой печки буржуйки в автопарке. Жарил я в армейской алюминиевой миске картошку. Истосковалась душа по домашней еде. За любовь к родине приговорён я был к пяти нарядам вне очереди. На батальонном разводе об этом заявлено было во всеуслышание. Мечта об отпуске здесь же, на плацу, и была похоронена.

Воинское начальство принудило меня написать рапорт с объяснением случившегося. И я написал его… на сорока листах. Убористым почерком я подробнейшим образом описал самые яркие события моего безмятежного детства, пересказал биографию матери, отца, сестры и брата, которые тоже обожали жареный картофель.

В рапорте поведано было о сортах картофеля, возделываемого на нашем и соседних огородах моего села. Трогательно рассказал я о земляках-ветеранах, которые в суровые годы войны выжили благодаря картошке. Описание суровых лет заняло ещё три страницы текста. В отдельную главу выделил я полунаучный трактат о способах извлечения крахмала из картофеля. О лечебных свойствах крахмала тоже было сказано немало добрых слов.

Завершил я рапорт размышлениями о судьбе своей великой родины, вспомнил о её героической истории, начиная с 1917 года и закончив днём сегодняшним. «Картофель и Россия, – сказано было в завершение, – понятия неразделимые. Да здравствуют СССР, КПСС и картофель!»

Командир роты, не дочитав четвёртой страницы, заорал благим матом и послал меня по маршруту, определяемому тремя словами. Слава богу, дело не дошло до рукоприкладства.

Саженец берёзки привёз из Ростовской области желторотый лейтенантик. Его же и сфотографировали для статьи в окружной газете.

А статью об аллее солдатской дружбы в нашей части приказали написать мне. Получилась она добротной и искренней. Опубликовали её незамедлительно. В часть нагрянуло окружное политотдельское начальство в полковничьих погонах. Наш батальонный комсорг сиял как солдатская бляха на параде. И правда, его в звании повысили.

С тех пор минуло более сорока лет. Азербайджан перестал быть советским. И аэродром под Шамхором давно, наверное, превратился в пастбище. А русскую березку в парке солдатской дружбы наверняка заблудшая овца под самый корешок изглодала.



Фото из дембельского альбома автора.

23 февраля

4bc5de650c010eccb62b664524aee4c3.jpg


Не просто дата календарная,
А праздник наш – ликуй и пой!
- Времен легенда стала Армия
И дух имеет боевой!

Прошла достойно испытания
Под Сталинградом и Орлом:
- Отцов родных воспоминания
Надежным стали нам крылом.

РККА – эпоха мужества
Повержен вражеский Берлин!
Имела лучшее оружие:
- Солдат в бою – непобедим!

Мы свято чтим эти традиции
Не отступаем не на шаг:
- В Афганистане, затем в Сирии
Мы продолжаем побеждать.

Не просто дата календарная:
- Взмывает Дух на Высоту!
Два друга – Флот и наша Армия
Стоят надежно на посту.

23.02.2018.

Фото из Интернета

Зачем черемух буйство?

dde90e423adafe3a985ecd732544be2a.jpg



Загадка - наши чувства!
- Неужто сердца труд?
Зачем черемух буйство
И яблони салют?

Как рассказать мне кратко,
Без лишних фраз и слов:
- Подснежники - команда
За главный приз - любовь!

Трава кругом - щетина,
Кукушка - атрибут:
- Неужто чувства - мины,
А никакой не труд?!

Я размышляю часто,
Хоть позади весна:
- В семнадцать - много счастья,
Душа так влюблена!

Восторгу нет предела,
Я не считал "Ку - ку":
- Жаль, юность пролетела,
Забыть я не могу.

До неба - настроение,
В природе торжество:
- Былые впечатления
Надежное крыло!

Фото из Интернета